Выгоды Шелкового пути для России и Китая

генеральный груз

Одной из главных тем в сфере логистики КНР является создание транспортного коридора Маньчжурия—Суйфэньхэ. Такой коридор соединит Иркутск и Владивосток через северокитайские провинции, а эксперты данный проект называют «возрождением Китайско-Восточной железной дороги».

Со стороны России существует ряд выгод в разрезе реализации стройки, полагает представитель МИД России в Чите Алексей Котельников: «Китайцы планируют до трети своего грузопотока направлять по западному маршруту, где, кстати, в древности и проходил Великий Шелковый путь, откуда и пошло название этой инициативы. Но полностью пускать туда весь грузопоток они не собираются. Регионы России и Китая разделены границей, но они находятся в одном макрорегионе, имя которому — Дальний Восток. В том числе сюда относится и наш край».
В действительности Китаю выгодно отправлять часть грузопотока по Транссибу. Это связано с тем, что Китая северо-восточные провинции Хэйлунцзян, Цзилинь и Ляонин начали отставать в развитии. Сейчас в КНР эти районы называют «ржавый индустриальный пояс». Там преобладает государственный сектор экономики, и его предприятия нуждаются в серьезной модернизации. Этим районам необходимы драйверы развития. Поэтому если перенести большую часть железнодорожного трафика на «Шелковый путь», это создаст проблемы не только нам, но и КНР. Китайское правительство хорошо это понимает, ведь задача сбалансированного развития страны является для него приоритетной.

Россия ставит в приоритет проекты «Приморье-1» и «Приморье-2», т.к. они являются привлекательной перспективой для Китая. На Дальнем Востоке КНР не имеет выхода к морю, поэтому им выгодно использовать наши приморские порты для перевалки грузов, чем порты Далянь или Тяньцзинь. Например, для провинций Хэйлунцзян и Внутренняя Монголия это ближайшие китайские гавани, но везти туда товары — это большие логистические издержки.

«Для России интерес очевиден. Помимо прямых платежей за транзит, мы получаем загрузку наших мощностей по перевалке товаров и развитие всей сопряженной с этим инфраструктуры. Если говорить о «Шелковом пути», то его реализация предполагает развитие Транссиба, БАМа и существующих сейчас железнодорожных пунктов пропуска. Еще несколько лет назад у РЖД был иной взгляд на эти вопросы, и некоторые пункты, как, например, «Махалино—Хуньчунь» в Приморском крае, фактически не работали.

Сейчас экономическая ситуация изменилась, и сопряжение интересов российских и китайских компаний становится все более привлекательным. Иллюстрация к этому — упомянутый пункт пропуска, который вновь заработал в августе 2013 года после девяти лет простоя», — рассказывает эксперт.

В совместных планах обеих сторон обозначено достижение торгового оборота в 70 млрд долларов (эти планы были озвучены руководством провинции в марте прошлого года), сейчас этот показатель равен 15 миллиардам. Обеспечить такие объемы планируют перевалкой товаров для европейского рынка: это и сувенирная продукция, и товары народного потребления, и электроника, и бытовая техника, и мобильные телефоны.

«Китай в этом случае преследует несколько целей. Во-первых, развитие транспортной инфраструктуры, увеличение скорости движения товаров и придание импульса для отстающих провинций. Во-вторых, снижение геополитических рисков. Конечно, с экономической точки зрения, морские перевозки более выгодны. Однако 85% энергоресурсов в КНР идет через Малаккский пролив, который в случае обострения ситуации с США или их союзниками легко перекрывается военно-морскими силами США или их союзников», — отмечает Алексей Котельников.